26 октября 2017 г.

ТЕРРОРИЗМ: кто подрывает участников АТО

Как сообщали украинские СМИ, вечером в среду, 25 октября, народный депутат от "Радикальной партии Украины", участник АТО (служил в батальйоне "Азов") Игорь Мосийчук пострадал в результате взрыва авто в Соломенском районе Киева. Инцидент произошел возле редакции телеканала "Эспрессо". Вместе с депутатом пострадало еще четверо человек. В политсиле поспешили заверить что покушение на нардепа осуществлено по политическим мотивам и связано с его политической деятельностью.
"Охранник Игоря Мосийчука умер. Его звали Руслан. В 17-ой больнице скончался от травм в результате взрыва. Вечная память мужественному человеку! Искренне сочувствую его родным", — написал Ляшко на своей странице в Facebook. Ранее сообщалось, что жизни самого Мосийчука ничего не угрожает, однако после взрыва он был доставлен в больницу, где его перевели в операционную.
Между тем, как уже отмечалось, 8 сентября в центре Киева взорвался автомобиль, в котором находился гражданин Грузии, также доброволец Международный миротворческий батальон имени Шейха Мансура Тимур Махаури, модель Наталья Целовальникова и ее 8-летння дочь. Мужчина погиб на месте, пассажирам чудом удалось выжить.
Наталья Целовальникова до сих пор находится в больнице. Девушка недавно перенесла операцию на глазу. Об этом со ссылкой на источник в окружении семьи, сообщает "Обозреватель".
"Наталья уже перенесла очень много операций, они по-прежнему проводятся очень часто - на ноге, на внутренних органах, по поводу ожогов. Операцию на глазу ей делали недели 2 назад. Ей становится лучше, у нее спал отек легких. Она в сознании, все понимает. Но проблема в том, что у нее поражены внутренние органы, а поэтому, как и раньше, ей требуется серьезное лечение", - сообщает издание.
Целовальникова продолжает лечение - у нее многочисленные ожоги, которые она получила во время врыва автомобиля.
"Самая большая и самая больная проблема на сегодня - это ожоги, некоторые - до кости. Они постоянно кровоточат", - рассказал источник.
Кроме того, она пока не может ходить. Возможно, это произойдет не скоро.
"По поводу ноги ее мама приглашала ортопедов. Некоторые из них говорят, что ничем помочь не могут, что нужно ампутировать. Другие говорят, что ногу можно спасти... Она не ходит, и еще не скоро пойдет. Она лежит под аппаратами", - заявили близкие семьи.
Если посчитать подрывы автомобилей украинских силовиков - разведчика Максима Шаповала (курировал вопросы охраны и безопастности убитого накануне попросившего политубежища в Украине депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова), контрразведчиков Юрия Возного и Александра Хараберюша, произошедших в этом году, среди которых один опять в Киеве, то начинает прослеживаться печальная тенденция, свидетельствующая о том, что меры безопастности как в украинской столице, так и в регионах, особенно, в приграничных с зоной АТО оставляют желать много лучшего, ведь злоумышленникам удалось дерзко осуществить задуманное и остаться нераскрытыми.
Печально видеть, как колоссальные средства из госбюджета Украины тратяться на ручное, значительно более дорогое, нежели серийное, производство колесной бронетехники для нужд Национальной гвардии и вооруженных сил, а также на закупку зарубежом списанного в утиль войскового имущества. И это вместо того, чтобы закупить и повсеместно внедрять стационарные системы  видеонаблюдения и фотофиксации, строить централизированные хранилища данных, системы управления ими и дешифрации. Такие системы давно работают даже в не самых богатых странах Евросоюза, сокращая в разы уличную преступность, значительно снижая риски террористических атак.
Неужели не понятно, что последние инциденты с кровавыми террактами в Европе, осуществляемыми посредством врезающихся в толпу людей автомобилей - акт отчаяния больше со стороны террористов, которые лишены возможности расставлять где-попало самодельные "адские машинки", не имеют свободного доступа к огнестрельному оружию и другим военным средствам поражения, и крайне ограниченны в возможностях самостоятельного производства, а также их скрытого применения.
Жаль, что осознание необходимости реформ, а не их имитации, будет происходить в украинском обществе по самому ущербному сценарию ценой десятков жертв и сотен покалеченных. И путь этот может занять годы.
Не потому ли даже из сравнительно благополучных городов, как Днепр, Киев, Одесса, Харьков люди среднего и юного возраста, окончательно утратив ощущение безопастности, стремительно изыскивают возможности уехать зарубеж?
И кто потом останется тут платить налоги и кормить разростающуюся армию пенсионеров и участников боевых действий, предпочитающих государственные пособия, не говоря уже об инвалидах, возможности сменить обстановку вообще не имеющих?
Так кто же взрывает участников АТО?, - спросите вы. Ответ прост: украинская безалаберность, безответственность, "авось" и пофигизм, благодаря которым даже в столице преспокойно орудуют уголовники и диверсанты, - вы не поверите! - часто даже разодетые в форму национальной полиции или Нацгвардии.
Как это возможно? Еще проще! Это полное отсутствие контроля за расходом личного состава и имеющегося у него вооружения, искоренение комендантских инструментов и преступное бездействие военной службы правопорядка. Каждого одетого в камуфляж у каждой станции киевского метрополитена должны так износиловать патрули за опрятность и сезонное соответствие формы, адекватности знаков отличия и ношение головных уборов, при чем, даже если это генерал, что он в следующий раз подумает, стоит ли так одеваться, чтобы не опаздывать на работу или еще куда.
Солдатский мундир - это не просто удобная одежда, вошедшая в моду. Это символ верности своей отчизне и причастности к тем, кто заплатил за ее независимость самую высокую цену - свою жизнь. И причастность эта определяется не желанием, а правом, засвидетельствованным документально. Многие хотят водить автомобиль, но не многие из них умеют это делать и далеко не многие из последних имеют на это право, т.е. документ это право подтверждающий, а это и так называемые "водительские права", и техпаспорт автомобиля, и страховой полис, и, если подумать, то еще ряд документов.
Так почему ездить за рулем всем нельзя, а если кому можно, то только с кучей бумаг и только по правилам, а носить военную форму можно всем и как заблагорассудится? 
А, ведь, отсюда и произрастает так презираемая на Западе безответственность, безалаберность и пофигизм. Потому нас буквально ненавидят в Европе и презирают в Америке. Не пора ли что-то менять, чтобы жилось лучше?

"КIПѢЖЪ"